новости
смотреть онлайн
видео ролики, саундтреки
обои, фото, кадры
 
  Берег Мечты / Порт Чудес (Porto dos Milagres)
  Богатые и знаменитые (Ricos y famosos)
  Богатые и знаменитые смотреть онлайн
  Богатые тоже плачут (Los Ricos tambien lloran)
  В плену страсти (Canaveral de pasiones)
  Вдова Бланко (La Viuda de Blanco (1996))
  Великолепный Век онлайн
  Во имя любви (Por Amor)
  Воздушные Замки (Andando nas nuvens)
  Вторая жизнь (el Cuerpo del Deseo)
  Девственница (Juana La Virgen)
  Дикая Роза (Rosa Salvaje)
  Дикий Ангел (Muneca Brava)
  Дикий Ангел смотреть онлайн
  Дурнушка Бетти (Yo soy Betty, la fea)
  Женщина в зеркале / Моё второе я (La mujer en el espejo)
  Жестокий Ангел (Anjo Mau)
  Земля Любви (Terra Nostra)
  Зорро, шпага и роза (Zorro, la espada y la rosa)
  Избранница / Женщина моей жизни (La Mujer de Mi Vida)
  История любви (Historia de Amor)
  Качорра (Kachorra)
Качорра смотреть онлайн
  Клон (O Clone)
  Клон смотреть онлайн
  Луиза Фернанда (Luisa Fernanda)
  Мануэла (Manuela)
  Между небом и землей онлайн
  Моя вторая мама (Mi segunda madre)
  Мятежный дух (Rebelde way)
  Мятежный дух смотреть онлайн
  Новая Жертва (A Proxima Vitima)
  Проспект Бразилии смотреть онлайн
  Просто Мария (Simplemente Maria)
  Рабыня Изаура (Escrava Izaura)
  Ребека (Rebeca)
  Самая красивая (Bellisima)
  Семейные Узы (Lacos de Familia)
  Тропиканка (Tropicaliente)
  Ты моя жизнь (Sos mi vida)
  Ты моя жизнь смотреть онлайн
  Узурпаторша (La Usurpadora)
 

"Рабыня Изаура" \ "Escrava Isaura"Вопреки заблуждению тех, кто считает, что «феномен Изауры» (а также всех последующих «просто Марий», «Кассандр», «Маримар» и т. д., и т. п.) начал влиять на нашу публику только в канун распада советской империи, можно привести в качестве опровержения следующие данные. Мексиканский фильм «Есения» был абсолютным рекордсменом кинопроката СССР за 50 лет ведения официальной статистики — в 1975 году его посмотрели 91,4 миллиона зрителей. Ближайшие отечественные «преследователи» — «Пираты ХХ века» и «Москва слезам не верит» — отстали соответственно на 3,8 и 7,0 миллионов. Но ещё задолго до того, с 1954-го по 1962 год, вплоть до появления нашего «Человека-амфибии», единоличным лидером советского проката, причём с гигантским отрывом в 26 (!) миллионов, являлась индийская мелодрама «Бродяга» (её результат — 63,7 миллиона зрителей).

Тут сразу просматриваются, как минимум, две тенденции. Произведение должно быть обязательно мелодраматичным, переживательным, вызывающим слёзы сочувствия и даже жалости. А во-вторых, оно обязано принадлежать, так сказать, культуре «третьего мира» — Индии и Латинской Америки. Ведь раньше были особо популярны арабские, иранские и пакистанские мелодрамы. Хотя справедливости ради надо заметить, что большим успехом пользовались и различные авантюрные ленты — от американских вестернов «Великолепная семёрка» и «Золото Маккенны» до франко-итальянских комедий «Четыре мушкетёра» и «Укрощение строптивого».

Но гораздо существеннее и в немалой степени показательнее для советского (а ныне российского) менталитета зрителей, отдающих предпочтению тому или иному фильму, а также длинному телесериалу, некий сквозной мотив, который пронизывает самые разные произведения, получающие у нас немалый резонанс. В несколько упрощённом виде он может быть сформулирован примерно так, как называется известный «истерн» (то есть отечественный аналог вестерна) Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих».

Кто такая Есения, или Изаура, Мариана («Богатые тоже плачут»), далее — по всем сериалам… Как правило, это героиня, которая чаще всего не подозревает о том, что происходит, на самом-то деле, из более богатого, аристократичного, благополучного круга общества, однако попала по воле случая или из-за козней злых людей в гораздо низшее по положению человеческое окружение. Когда же новоявленной Золушке всё-таки доводится вернуться туда, откуда она родом, то вписывание в иную среду обитания всё равно не проходит гладко — и понадобится немало серий для того, чтобы «чужая» попробовала ощутить себя «своею». Или же герой изначально заявлен как отверженный («Бродяга» да и «Человек-амфибия», между прочим), изгой, маргинал общества, который, тем не менее, обладает чистой душой и неискоренимой добротой, что усложняет ему жизнь в собственном привычном мире «дна», делая его как бы чужим даже там. Впрочем, этот конфликт в более драматичном плане был уловлен ещё в начале ХХ века в пьесе «На дне» Максима Горького, которого ныне принято считать заурядным «пролетарским писакой».

А также герои могут сами намеренно и искусно притворяться, играть чужую роль, надевать на своё лицо маску, выдавать себя за другого человека, обманывать окружающих людей из благородных или, напротив, корыстных побуждений — этот приём широко распространён: от тех же мелодрам до разных приключенческих картин и, конечно, лент о шпионах и разведчиках. Даже, казалось бы, анекдотические случаи, когда на протяжении особенно долгой «мыльной оперы» некоторые исполнители могут смениться несколько раз, одни и те же актёры (и наша «озвучивающая братия» за кадром!) перейти из сериала в сериал (так что запутаешься, кого они на сей раз играют) — а публика готова принять подобную условность… Всё это тоже соответствует идее «смене масок», разыгрыванию некоего внутреннего спектакля, который порой понятен только посвящённым.

"Рабыня Изаура" \ "Escrava Isaura"Так, кстати, мы подходим к основному коду хотя бы приблизительной разгадки столь немыслимого и повсеместного (от Бразилии, где экспорт так называемых «теленовелл» занимает второе место после кофе, до КНР — и там очень любят «латиноамериканское мыло») ажиотажа вокруг сериалов. Разумеется, это иллюзия, грёза, сон наяву, утешительно-расслабляющее лекарство, наконец, душевный наркотик, без которого зрителю так же трудно обойтись, как и настоящему наркоману, «севшему на иглу». И справедливо указывается на важное значение именно серийности, что тоже подчёркивает маниакальность подобных пристрастий аудитории (ведь на Западе маньяков называют «серийными убийцами»). Кроме того, отмечается доступность и домашность такого рода «мозгополоскательных зрелищ», когда принятие теледоз совершается почти гомеопатически, изо дня в день, по строгому расписанию, будто уже автоматически, по привычке, которая, как говорится, «вторая натура». А всё это «чтиво для глаз» становится «второй реальностью», подчас начинающей вытеснять и замещать первую, подлинную. То есть происходит своеобразный процесс виртуализации действительности, что вполне соотносится с тоже придуманным компьютерно-виртуальным миром.

Однако и в данном случае решающим оказывается тот же навязчивый мотив «свой среди чужих, чужой среди своих», только теперь в плоскости сериал-зритель. «Мыльная опера», возможно, является к нам как непрошеный гость, некий знакомый с юга, но надолго и прочно поселяется в доме, вскоре потеснив других обитателей семейного очага, превращается в главного, желанного друга. С другой стороны, забавный анекдот о том, что «я поеду в Санта-Барбару, потому что там всех знаю», глаголит, словно устами младенца, ныне уже очевидную истину. Телезритель (да и в прошлом — кинозритель, который легко идентифицировал себя с далёкими и ненастоящими героями из индийских мелодрам и американских вестернов) склонен на какой-то час или два экранного времени полностью погружаться в иную реальность и, главное, чувствовать себя там своим.

Когда-то давно на уроках ликвидации безграмотности учили простых людей читать и писать: «Мы не рабы, рабы не мы», а ещё: «Мама мыла раму». Теперь же, когда наши телеэкраны заполонили вслед за первопроходческой «Рабыней Изаурой» иные «мыльные оперы», а также рекламные ролики, впору переучивать нынешних детей, которые только пошли в школу. Надо писать так: «Мама ела «Раму» и «Все мы — рабыни Изауры». Ведь вошло же навеки в российский обиход такое звучное и гордое слово «фазенда».

Наша группа Вконтакте
Поделиться с друзьями
Видео/Аудио :: Смотреть онлайн :: Обои/Фото :: Ссылки :: Гостевая